Эпидемия | Успешный исход
Diseases Medication Herbs Diet Glossary
ARTICLES ABOUT MEDICINE

Материал добавлен пользователем dr_pav

Адаптация и стресс в спорте

Павлов С.Е., РГМУ, к-дра реабилитации и спортивной медицины;
Кузнецова Т.Н., РГАФК, к-дра плавания.

Ключевые слова: адаптация, адаптационные реакции, стресс, спорт.

Необходимость системного подхода в оценке уровня функционирования человеческого организма была осознана еще древними врачами Востока. Именно традиционную восточную медицину следует считать родоначальницей теории функциональных систем, истинность которой подтверждена, с одной стороны тысячелетиями, с другой - современными научными исследованиями и практикой (Анохин П.К., 1975,1980; Гаваа Лувсан, 1986; и др.). Уникальность системного классического подхода к оценке функционального состояния человека в традиционной восточной медицине состоит прежде всего в том, что отдельные системы человеческого организма и сам человеческий организм, “как высокоорганизованная, неравновесная, диссипативная, самоструктурирующаяся и самоорганизующаяся система” (Илларионов В.Е., 1992) всегда рассматриваются в тесной связи с другими системами и с условиями Среды, в которой данный организм существует (“Чжуд Ши”). Такой подход не только позволяет достоверно оценивать уровни функционирования систем организма и самого организма в целом и с высокой точностью прогнозировать их динамику в связи с изменениями внешних и внутренних условий существования организма человека (Кузнецова Т.Н., Павлов С.Е., 1996,1998), но и предъявляет более высокие требования к знаниям специалистов, основным объектом деятельности которых является человек.

Использование постулатов системной физиологии и медицины в решении многочисленных задач, стоящих перед спортивными педагогами, физиологами, психологами, врачами дает возможность едва ли не ювелирного управления тренировочным процессом, процессами восстановления после тренировочных и соревновательных нагрузок, повышения физической и спортивной работоспособности, что, в конечном итоге, неминуемо приведет к достижению спортсменом высоких спортивных результатов.

Осмысление системных механизмов еще более необходимо, когда речь идет об адаптации организма к постоянно меняющимся (внешним и внутренним) условиям его существования. Процессы адаптации организма обеспечиваются не отдельными органами, а определенным образом организованными и соподчиненными между собой системами (Анохин П.К., 1975,1980; Коновалов В., 1998). Сам термин “адаптация” принято понимать как процесс или свершившийся факт приспособления к чему-либо (Платонов В.Н., 1988). В широком смысле термин “адаптация” рассматривается как обратная связь, обеспечивающая целесообразное реагирование сложной иерархической самоуправляющейся системы на изменяющиеся условия Среды (Родионов А., Тучашвили И., 1998), причем в отрыве от объекта, к которому он относится и действия, совершаемого этим (или с этим) объектом - абсолютно неконкретен. Собственно, уже двойственное его восприятие лишает этот термин конкретики. Более логичным для констатации свершившегося факта приспособления к чему-либо на наш взгляд было бы использование термина “адаптированность”. В многочисленных публикациях по спортивной педагогике (Платонов В.Н., 1988; Солодков А.С., 1990; Селуянов В.Н. с соавт., 1993; Булгакова Н.Ж., 1996; и др.) - отмечается отсутствие в тексте конкретного привязанного к термину “адаптация” объекта (клетка, орган, анатомическая или функциональная система, организм), приспособительные изменения которого изучаются по тем или иным критериям. Более того, В.Н.Платонов (1988) в своей монографии допускает грубейшую ошибку, характеризуя свершившийся факт адаптации всего лишь как эффект количественного накопления определенных изменений, хотя абсолютная адаптированность организма - достаточно нестабильное функциональное состояние, которое может быть достигнуто только при длительном (Балыкин М. с соавт., 1998) - в течение адаптационного периода - действии на него относительно неизменного по силе и продолжительности стандартного раздражителя (Гаркави Л.Х. с соавт., 1977,1979). Во многом благодаря именно этой ошибке, термин “адаптация” по инерции используется авторами для констатации свершившегося приспособления к достаточно неконкретным условиям (“тренировочная нагрузка”), причем без каких-либо доказательств достижения данного состояния (т.е абсолютной приспособленности к чему-либо) организмом спортсмена.

Ошибочность данного представления об адаптации влечет за собой следующую погрешность, оформленную Ф.З.Меерсоном с соавт. (1988) и В.Н.Платоновым (1988) в термин “деадаптация”, понимаемый последним как “устранение явлений адаптации”. На самом деле изменение условий жизнедеятельности организма (вне зависимости от наличия или отсутствия сильных раздражителей) влечет за собой адаптацию организма к вновь изменившимся условиям его существования.

Кроме того, абсолютно неверно понимать адаптацию исключительно как позитивный приспособительный процесс в организме к изменившимся внешним и внутренним условиям, тем более подразумевая участие в нем стрессовых реакций. Адаптационные изменения с тем же успехом могут носить и негативный характер, в том числе и в случаях, когда речь идет о спорте.

Описанная в той же монографии В.Н.Платоновым (1988) стадийность “долговременных адаптационных реакций”, к сожалению, не имеет под собой реального физиологического основания.

За кажущейся незначительностью отмеченных выше положений кроется диаметрально противоположный принятому на практике (Матвеев Л.П., 1977; Воронцов А.Р., 1981; Волков Н.И., 1986; Платонов В.Н., 1988; Булгакова Н.Ж., 1996; и др.), но более оправданный с физиологических позиций взгляд на принципы построения спортивной тренировки.

Ряд авторов (Платонов В.Н., 1988; Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г., 1988; Селуянов В.Н., Мякинченко Е.Б. с соавт., 1993; Бердус М., Боген М., с соавт., 1998; и др.) термины “адаптация”, “адаптационные реакции” (и то, и другое в большинстве публикаций - приспособительные изменения в организме в ответ на внешние или внутренние воздействия) с легкостью уравнивают с предложенным H.Selye (1936,1950,1956,1976,1989) термином “стресс-реакция”, забывая, что последний может лишь указывать на физиологические механизмы неспецифической ответной реакции организма на чрезмерные раздражители, и характеризовать достигнутое вследствие воздействия стрессора функциональное состояние организма, но при этом не отражает целостный процесс его приспособления (специфического и неспецифического) к каким-либо, различным по силе и качеству, воздействиям. Соответственно, положения теории адаптации, выдвинутой H.Selye (1936) и развитой позднее Л.Х.Гаркави с соавт. (1977,1979), позволяют опять-таки лишь характеризовать неспецифические механизмы адаптации и оценивать функциональные состояния организма человека, возникающие в ответ на различные по силе воздействия.

Стрессом H.Selye (1936) назвал состояние организма с совокупностью общих, неспецифических изменений (развивается стадийно: реакция тревоги, стадия резистентности, стадия истощения), а факторы, вызвавшие это состояние - стрессорами. Для стресса характерны многочисленные морфологические, биохимические и функциональные изменения в системах организма при отсутствии специфической для этого причины, в частности - лимфопения, эозинопения, лейкоцитоз, инволюция тимуса, наличие язв в желудочно-кишечном тракте.

Биологический смысл стресс-реакции заключается в следующем: глюкокортикоиды, вырабатываемые в значительном количестве в ответ на воздействие стрессора, угнетают тимус, лимфатические железы, что приводит к угнетению производства лимфоцитов и угнетению собственно иммунной системы; т.е. происходит подавление защитных сил организма, при одновременном мощном противовоспалительном действии глюкокортикоидных гормонов. Минералкортикоидные гормоны, оказывающие обратное действие на защитные силы организма и течение воспалительного процесса, угнетены. Данные изменения при действии чрезмерных раздражителей биологически целесообразны, так как защитный ответ, адекватный силе раздражителя, мог бы привести к гибели организма.

Л.Х.Гаркави с соавт. (1977,1979) предложен количественно-качественный подход к пониманию теории адаптации: в ответ на действие различных по силе или степени биологической активности раздражителей развиваются разные по качеству стандартные адаптационные реакции организма. Исследованиями показано, что в организме могут развиваться минимум три типа адаптационных реакций: 1) реакция на слабое воздействие; 2) реакция на воздействие средней силы; 3) реакция на сильное воздействие.

Реакция организма на слабое воздействие - реакция тренировки, так же как и стресс, характеризуется определенным комплексом изменений в нейроэндокринной системе, протекает стадийно: стадия ориентировки; стадия перестройки; стадия тренированности - секреция глюкокортикоидов несколько повышена, снижена секреция минералкортикоидов, незначительно (в 1,2-1,3 раза) увеличен тимус, функциональная активность щитовидной железы умеренно повышена, в коре надпочечников отмечается расширение клубочковой зоны с признаками высокой активности; лейкоциты, эозинофилы, палочкоядерные нейтрофилы - в пределах нормы, сегментоядерные нейтрофилы - в пределах верхней половины зоны нормы (55-65%), лимфоциты - в пределах нижней половины зоны нормы (20-27%), моноциты - норма; система свертывания крови характеризуется гипокоагуляционным сдвигом, происходит некоторое повышение неспецифической резистентности организма.

Реакция организма на воздействия средней силы - реакция активации (стадия первичной активации, стадия стойкой активации) - также характеризуется свойственным ей комплексом изменений в нейроэндокринной системе: увеличивается секреция минералкортикоидов, секреция глюкокортикоидов - на верхней границе нормы; тимус существенно увеличен (в 2-2,5 раза) с гиперплазией лимфоидной ткани и некоторой гипертрофией долек; в селезенке увеличиваются размеры ядер ретикулярных клеток; кора надпочечников увеличена, в основном, за счет клубочковой зоны, ответственной за секрецию минералкортикоидов; функция щитовидной железы повышается в пределах нормы; умеренно повышена активность половых желез; лейкоциты - от 4000 до 9000, эозинофилы, палочкоядерные нейтрофилы - в пределах нормы, сегментоядерные нейтрофилы - в пределах нижней половины зоны нормы и ниже (менее 55%), лимфоциты - в пределах верхней половины зоны нормы и несколько выше (28-45%), моноциты в пределах нормы; функции свертывающей и антисвертывающей систем хорошо уравновешены; происходит истинное повышение резистентности организма.

Реакция организма на воздействие чрезмерной силы - стресс (острый, хронический) - см. выше.

Таким образом, каждой из вышеперечисленных адаптационных реакций организма, развившихся в ответ на действие разных по силе раздражителей, соответствуют качественно различные, относительно стабильные во временном континууме функциональные состояния организма.

Удивительно, но несмотря на обилие работ, подтверждающих верность предложенной Л.Х.Гаркави с соавторами теории (Васильченко Г.С., 1983; Кузнецова Т.Н., 1989; Кузнецова Т.Н., Павлов С.Е., 1996,1998; Коновалов В., 1998; и др.), ее положения игнорируются едва ли не большинством авторов, абсолютно необоснованно считающих единственной адаптационной реакцией организма (соответственно и его функциональным состоянием) стресс (Платонов В.Н., 1988; Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г., 1988; Селуянов В.Н., Мякинченко Е.Б. с соавт., 1993; Бердус М., Боген М., с соавт., 1998; и др). Тем более, что многочисленными исследованиями и, прежде всего, клинической практикой доказано, что адаптационные изменения в организме, возникающие вследствие стрессовых состояний - неоправданно дорогое “удовольствие”, способное привести организм к гибели. Незнание или непонимание физиологических механизмов адаптации ведет, в конечном итоге, к непониманию сути собственно адаптационных изменений в ответ на различные по качеству и силе воздействия и, как следствие - к использованию алогичных методов тренировки (в спорте) или лечения (в медицине). Напротив, знание общих и частных аспектов развития адаптационных реакций позволяет в каждом конкретном случае проводить индивидуальную диагностику оптимального соответствия величины нагрузки (воздействия) состоянию организма с учетом состояния лимитирующих систем (Кузнецова Т.Н., 1989).

Игнорирование основных положений теории адаптации авторами наиболее популярных монографий, посвященных адаптации к спортивным и физическим нагрузкам (Платонов В.Н., 1988; Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г., 1988), привело к логическому уже непониманию и, в отдельных случаях, неприятию их последователями собственно термина “стресс”, как физиологической характеристики функционального состояния организма (D.Dasheva., 1998; A.Kochacska-Dziurowicz, W.Gawel, T.Gabrys, 1998; Бердус М., Боген М., Бердус Г., Чувилин В., 1998; Цв.Железяков, 1998; Непопалов В.Н., 1998; и др.).

Анализ литературных источников, посвященных изучению эффектов последействия тренировочных и соревновательных нагрузок показывает, что подавляющая часть авторов априори считает высокообъемные и высокоинтенсивные тренировочные (и тем более соревновательные) нагрузки стрессогенными факторами. Простые логические заключения, сделанные на основе знаний законов физиологии (в частности, законов адаптации организма к различным по силе воздействиям), дают основания усомниться в справедливости такого мнения. Более того, если бы частота возникновения стрессов, которые, кстати, могут быть диагностированы исключительно на основании индивидуальных физиологических реакций организма на какое-либо (физическое, психоэмоциональное и т. п.) воздействие (H.Selye, 1936,1950,1956,1976, 1989; Гаркави Л.Х., Квакина Е.Б., Уколова М.А., 1977,1979) у спортсменов составляла даже половину от величин, теоретически принимаемых большинством современных авторов, то спортивные тренировки стояли бы на первом месте в ряде причин заболеваемости и смертности, особенно людей до 30-35 лет. Несмотря на упорство, с которым современные исследователи совершенно безосновательно оперируют понятием “стресс” (Ch. D. Spielberger, 1983; Мильман В.Э., 1983; Платонов В.Н., 1988; Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г., 1988; Селуянов В.Н., Мякинченко Е.Б. с соавт., 1993; Бердус М., с соавт., 1998; A.Kochacska-Dziurowicz, et all 1998; Непопалов В.Н., 1998 и др.), к счастью, оптимистичность реалий фактически обратно пропорциональна используемым ими теоретическим положениям.

Проведенные нами многолетние наблюдения за пловцами (юноши, девушки 17-20 лет) позволили нам на основании изучения функциональных состояний высококвалифицированных спортсменов (по методу Л.Х.Гаркави с соавт., 1982) оценить в этих группах частоту возникновения стрессовых реакций после тренировочных и соревновательных нагрузок.

Анализ данных, полученных при обследовании (после дня отдыха) высококвалифицированных пловцов (n=125) в предсоревновательном периоде подготовки, когда величины общего и специального объемов выполненной спортсменами работы при значительной ее интенсивности достаточно велики (Воронцов А.Р., 1981; Кузнецова Т.Н., 1989), позволил выявить предельно низкий процент стрессовых состояний, возникших в данной группе спортсменов в результате их реакций на предшествующие внешние и внутренние воздействия, включающие в том числе и тренировочные нагрузки.

Сравнение данных, полученных при обследовании пловцов после дня отдыха с результатами обследований, проведенных в середине тренировочного микроцикла, прежде всего не выявило существенных различий в общей картине, отражающей функциональные состояния групп пловцов, участвовавших в эксперименте. Отмечено отсутствие весомых различий процентных величин, отражающих количество стрессовых состояний, “достигнутых” отдельными испытуемыми в обоих случаях, что подтверждает основные положения теорий, выдвинутых H.Selye (1936) и Л.Х.Гаркави с соавт. (1977,1979). Очевидна корректность возможности оценки качества адаптационной реакции и состояния спортсмена через 24-48 часов после вызвавшего ее воздействия, что опять-таки не противоречит законам развития неспецифических адаптационных реакций в организме человека (Гаркави Л.Х. соавт., 1982).

Обращает на себя внимание большой процент случаев реакций спортсменов на внешние и внутренние воздействия с признаками их неполноценности, напряженности, что свидетельствует о нарушении гармоничности в функционировании нейро-гуморальной системы организма (Гаркави Л.Х. с соавт., 1982) и опосредованно может говорить о неадекватности тренировочных нагрузок функциональному состоянию данных спортсменов (Кузнецова Т.Н., Павлов С.Е., 1996,1998), а также указывать на необходимость более широкого использования ими разнообразных средств восстановления (Павлов С.Е., 1998). Достаточно велик процент состояний переактивации, что также свидетельствует о несоблюдении спортивными педагогами принципа оптимизации тренировочного процесса. Вместе с тем, данные состояния ни в коем случае не являются стрессовыми и, соответственно, не дают оснований преувеличивать роль тренировочных нагрузок в возникновении стрессов у спортсменов.

Анализ функциональных состояний высококвалифицированных пловцов после соревновательных нагрузок не выявил повышения процентного показателя частоты выявления стрессовых реакций на данные нагрузки по сравнению с аналогичными показателями, полученными при оценке неспецифических адаптационных реакций (состояний) пловцов на тренировочные нагрузки. При этом процент состояний переактивации (особенно) и напряженности ниже, чем в ранее рассмотренных случаях, что, по нашему мнению, может быть связано со снижением тренировочных нагрузок в ближайшем предсоревновательном и соревновательном периодах.

В целом полученные результаты позволяют отметить выраженную тенденцию к росту процента пловцов (по сравнению с тренировочным периодом) достигающих в период соревнований состояния повышенной активации - оптимального для демонстрации высоких спортивных результатов (Гаркави Л.Х. с соавт., 1977,1979,1982; Кузнецова Т.Н., 1989), что, очевидно, является позитивным следствием педагогических мероприятий (в большей степени) в ближайшем предсоревновательном периоде.

Таким образом, проведенные нами исследования позволяют утверждать, что крайне низкая вероятность возникновения стрессовых состояний у здоровых спортсменов даже в ответ на значительные физические и эмоциональные (соревновательный фактор) нагрузки не дает права исследователям бездоказательно использовать термин “стресс” и его производные в качестве критерия величины воздействия.

Стресс, как одна из адаптационных реакций организма на чрезмерные воздействия (в классическом понимании) не играет сколь либо значительной роли в механизмах развития адаптации организма спортсмена к тренировочным нагрузкам в спортивном плавании - виде спорта, традиционно характеризующемся значительными физическими нагрузками. С достаточной долей уверенности можно предполагать, что аналогичные выводы могут быть сделаны по результатам обследований, проведенных на спортсменах других специализаций. Полученные нами в предварительных исследованиях данные подтверждают это предположение.

Из вышесказанного очевидно, что процесс адаптации к физическим нагрузкам протекает иначе, нежели это изложено в теоретических трудах Ф.З.Меерсона с соавт. (1988) и В.Н.Платонова (1988) и, следовательно, выдвинутые в них теоретические положения не могут быть использованы спортивными педагогами, физиологами и врачами в их практической деятельности.

В заключение следует сказать, что ближайшее знакомство с многочисленными работами по теории адаптации ставит перед исследователем гораздо больше вопросов, чем дает ответов и это является весомой гарантией дальнейшего роста интереса ученых различных специальностей к данной проблеме.



ABOUT